April 25th, 2009

кино, киноклуб, документальное

Жизнь и есть наша дорога

Жизнь и есть наша дорога, иногда превращающаяся в тропу, а потом снова переходящая в широкую колею. Ухабы, зыбкие болота, кочки и ямы, - все это нам предначертано преодолевать и не бояться поскользнуться или завязнуть в грязи, иначе как же мы сможем продолжить предназначенный путь, если застынем в сомнениях. К тому же своим поведением мы станем тормозить следующих за нами людей, отстанем от тех, кто впереди, задержим целое развитие одного большого организма, ведь каждый из нас его частичка.

Символ дороги не раз использовался режиссерами мирового кинематографа, думаю, будет достаточным назвать одноименный фильм Феллини, вспомнить картину русского мастера «Коктебель» или американское кино «Достучаться до небес» о двух умирающих, но неунывающих парнях, собирающихся в свою последнюю дорогу с целью увидеть море, «ведь о чем еще рассказывать на небесах, как не о море», говорит один из них. Вся наша жизнь построена на архетипах и символах, выражающих это коллективное бессознательное, которое глубоко уходит корнями в почву самого религиозного сознания человека. Так как же не вспомнить, как не воспринять любую дорогу как аллюзию на последний путь Христа, улицу в Иерусалиме, по которой Он шел на Голгофу, неся свой крест, она и по сей день носит название «Vita Doloroso», что обозначает «Скорбный путь».

            Путь может содержать в себе конечную цель. Видимо, она существует всегда, даже если мы сами не ведаем о ней, а чаще мы не видим того, к чему стремимся, и потому бредем туда, куда не знаем, позволяем себе плыть по течению жизни, переживая ее и сопереживая ближним. Так и в документальном фильме Саши Куприна и Сергея Карандашева показан путь, совершаемый ежегодно паломниками к святому месту. Это шествие превратилось уже в традицию и существует около 600 лет, имея, как и полагается, свое полулегендарное начало и причину. Огромное количество людей, стар и млад, идет бок о бок по одной дороге. Взрослые вспоминают случившееся за последний год, исповедуются Господу, себе и порой рядом шагающим.  Малые смотрят на старших, воспитывая в себе терпение и понимание, еще даже не подозревая об этом. Фильм не заканчивается завершением паломнического пути, когда-то он будет окончен, но при этом будет длиться и длиться, ежегодно возобновляясь, как и все в природе. Цикличность и бесконечность происходящего.

Всякий имеет в душе что-то, чему желает найти разрешение: терзания совести, вечные вопросы или самые насущные - а как жить дальше? На что появляется всеобъемлющий ответ: на все воля Божья. Во всех религиях, даже если спуститься к языческим верованиям или вспомнить Одиссея, чтобы найти  разрешение от своего бремени, освободиться на срок от внутренних терзаний, если даже узнать судьбу у оракула, необходимо совершить ритуал жертвоприношения, которое может быть в качестве материального подношения, а может являться самоограничением. Наверное, именно так и должен восприниматься любой крестный ход, как тот путь, то самопожертвование, тот долг, искренне отдав который человек не требует, но ждет разрешение волнующей его ситуации в душе.

По такой модели поведения поступает и главный герой фильма, запутавшийся в отношениях, он идет по своей дороге паломника с целью испросить Господа о том, на чем же ему следует остановиться и как быть. Но зритель так и не узнает по завершению картины, смог ли этот мужчина определиться, сделать выбор, остается многое за рамками камеры. Жизненность событий, их документальность еще больше завораживает. Фильм словно раздирается воспоминаниями героев, окрашенных в разные тона и красиво выстроенные цвета. «Фильм будто пронизан болью, спокойствие и умиротворенность самого пути бесконечно прерывается вспышками памяти людей, его фрагментарность, кажется, передает надрыв человеческой души, ее безумно сложную организацию», - поделилась со мной подруга своими ощущениями после просмотра картины. (Мария Ященко )
__________________________________
 

«- Из съёмки рождается сценарий, или наоборот, сначала сценарий, а по нему уже снимается фильм?

- Канва была. Но мы сняли 82 часа. Я, когда отсматривал материал, тремя восклицательными знаками помечал эпизоды, которые обязательно должны войти в фильм. Ни один из них не вошёл. Все яркие места убрали. Там были потрясающие люди, которые высказывали своё мировоззрение, но это оттягивало внимание на себя, всё распадалось. Мы всё это убрали. А оставили – вот эту реальность, которая максимально показана. Мы складывали из очень маленьких бисеринок фильм. Это был самый лучший проект, когда сценарий рождался во время монтажа. Это было очень болезненно и серьёзно… Когда снимаешь документальный фильм, не знаешь, чем кончится, не знаешь, куда выведет. Мы снимали крестный ход, а получилось вот это. Это и есть крестный ход каждого человека.»

«- Я в фильме не увидела концовки – не разрешена тема крестного хода, не разрешена тема любовная. Это такая задумка?

- Да. В нём есть не только религиозная основа, но и человеческая основа, демонстрация человеческого самоуважения и уважения к нашим предкам. Он не закончился, этот крестный ход, он так и будет продолжаться. И главный герой не разобрался со своими женщинами. У него – внутреннее одиночество и оно ещё больше укрепилось на этом крестном ходу, его сознание не прояснилось…»

«- Если бы был заказ от Патриархии, вы бы сделали то же самое, или другой фильм?

- Очень часто бывают такие ситуации. Я делаю две версии: для себя и для заказчика.»

«- Откуда появилась идея снять крестный ход?

- Идея появилась у Сергея Карандашева. Когда он снимал художественный фильм «Странник», он ходил на крестный ход. И предложил мне сделать вместе с ним документальный фильм.  У него была своя идея, у меня – своя. Мы много спорили, спорили. И в результате это получилось. Мы долго делали фильм, год. Материала было очень много.»

«- Будете ли вы ещё делать фильмы о вашем герое?

- Эта история рассказана. Об этом человеке  можно всю жизнь снимать, но это можно сказать о каждом человеке. У любого человека в жизни что-то происходит и про любого человека можно снимать кино. И это будет потрясающе интересно, если это будет правда… Настоящая человеческая жизненная история – когда вы туда засовываете руку – она проваливается, не найдёшь конца, не упрёшься никуда. Там - космос…»

«- Вот мы говорим, что кино – документальное, документ. А влияет ли личность автора? Насколько фильм передаёт эпоху?

- Чем больше я сохраню правду своего героя, тем лучше получится фильм. Если режиссёр почувствовал, как служить своему герою, он находит радость в этом служении… Самовыражение, когда человек хочет показать: вот – я, своё «я» показать, -получается каша.»

«- Используете ли вы скрытую камеру?

- Я знаю, что каждое мгновение ужасно интересно, и каждый человек интересен. Поэтому надо снимать всегда. У режиссёра постоянная борьба за правду, её надо добиться… борьба за правду на экране – у каждого. И этика для каждого режиссёра своя…»

«- Какова судьба фильма? Его показывали где-нибудь, кроме фестивалей?

- Нет. Как победитель, фильм должен был быть показан по телевидению. Но пока только обещают. А у вас сегодня произошёл первый коммерческий показ. Считается, что документальное кино не продаётся или плохо продаётся. Нет таких людей, которые могли бы разговаривать с телеканалами. Нет этих механизмов. А диски с фильмами делать… хочется снимать фильмы, а не продавать… Производство кино финансируется государством, но никак не финансируется его распространение. Просто не отработана система…»

                                                                                                                                                             Фотографии Марии Ященко
кино, киноклуб, документальное

Анонс на 29 апреля

Дорогие друзья!

Мы приглашаем Вас в Московский клуб документального кино «Окно в Россию. Связь времен» в  кинотеатре «Художественный».

В среду 29 апреля в 17-30 в Малом зале кинотеатра будет показан документальный кинофильм:

«День войны»  (80 мин., ЦСДФ, 1942 г.) режиссёра Михаила Слуцкого.

Это – второй фильм, смонтированный из съёмок одного дня, как и фильм «День нового мира», который недавно прошёл в нашем клубе.

160 фронтовых кинооператоров снимали 13 июня 1942 года, 356-й день войны с фашистскими захватчиками, на различных участках огромного фронта, простиравшегося от Белого до Черного моря, на военных предприятиях и в колхозах. Все это обычное, повседневное, не выходящее за рамки обычных военных будней, складывалось в фильме в единый образ нашей страны, образ патетический, хотя и созданный из эпизодов, каждый из которых сам по себе казался ничем особенно не примечательным.

Фронтовых кинооператоров запечатлевших для нас хронику войны, называли "солдатами с двумя автоматами" потому, что в их арсенале, помимо боевого оружия, главным оставалось оружие профессиональное - кинокамера. От них требовалась особая выдержка, хладнокровие, смелость, поскольку снимали зачастую в














самых горячих местах: в наступлении, на плацдармах, в партизанских отрядах. Всего в годы войны было более 258 фронтовых оператора, многие из которых погибли в войну: почти каждый был ранен, каждый второй тяжело ранен, каждый четвёртый убит.

Владислав Микоша, легендарный кинооператор, 100-летие которого будет отмечаться в этом году, был одним из тех, кто снимал для фильма «День войны». Он писал в своей книге «Я останавливаю время»: «…фильм «День войны» режиссера М. Слуцкого произвел сенсацию в Лондоне . Нам, участникам съемок этого фильма, было особенно приятно видеть такую искренность и солидарность англичан с нами. После окончания сеанса на сцене рядом со скульптурой Ленина, украшенной розами, выступали взволнованные ораторы, призывая немедленно открыть Второй фронт…»

 После просмотра – обсуждение фильма с сопредседателем клуба – Джеммой Сергеевной Фирсовой.

 29 апреля, Малый зал, к/т «Художественный» (пл. Арбатские ворота, д. 14, м. «Арбатская»).
Начало в 17-30!
Внимание! Посещение клубных кинопоказов платное. Стоимость билета – 50 рублей. 

Более подробную информацию  можно получить у координатора клуба Милы по телефону 8-915-155-47-64.
Репертуар клуба на май опубликован на сайте http://ekovideofilm.ru/ (Докцентр)