Максим, Мила (doc_kino) wrote in doc_kino_club,
Максим, Мила
doc_kino
doc_kino_club

Category:

Фильмы Джона Грирсона - основателя британской кинодокументалистики

Московский клуб документального кино «Окно в Россию. Связь времён» приглашает на клубную встречу. Будут показаны документальные фильмы из рубрики «за рамками темы клуба»
Благодаря дружескому сотрудничеству с Музеем кино
29 февраля в 20-00 в Зеленом зале кинотеатра «Художественный» состоится показ документальных кинофильмов Джона Грирсона, режиссера, оператора, сценариста, продюсера, основателя британской школы кинодокументалистики:

«Рыбачьи суда» - 49 мин., реж. Джон Грирсон, Великобритания, 1929 г.

Этот фильм - первая попытка Джона Грирсона снять документальную ленту, - о ловле сельди в Северном море, показывавший повседневную жизнь рыбаков Британии. Он стал революционным открытием: зритель впервые увидел человека труда в процессе труда, и положил начало школе английского документального кино.

«Ночная почта» - 23 мин., реж. Бэзил Райт, Гарри Уотт, продюсер Джон Грирсон, Великобритания, 1936 г.

Этот фильм - о ночном рейсе почтового поезда Лондон — Эдинбург, который показан глазами людей, влюбленных в железную дорогу. Сопровождается поэтическими текстами и музыкой. Этот фильм, повествующий о работе почтового экспресса, был снят по заказу киноотдела Почтовой службы Великобритании и стал хрестоматийным образцом британской документалистики.

Джон Грирсон (Grierson), 1898 – 1972. Окончил университеты в Глазго и Чикаго. В течение нескольких лет изучал методы постановки учебных, научно-популярных и документальных фильмов в различных странах. Испытал сильное влияние творчества и теоретических взглядов С. Эйзенштейна и В. Пудовкина, Д. Вертова. Работал с известными режиссерами документального кино тех лет - совместно с Робертом Флаэрти над фильмом«Индустриальная Британия» (1933 г.), совместно с Э. Энстеем  над фильмом «Траулер «Грентон» (1934 г.).

Грирсон видел в кино прежде всего средство исследования и правдивого отображения действительности и впервые провозгласил тезис о том, что «документальный фильм является творческой интерпретацией современной действительности».

Но работы все не было — пока Флаэрти не позвонил в Англию Джону  Грирсону .

В начале 1931 года  Грирсон  был вчерашним дебютантом, большим поклонником монтажного кино Эйзенштейна и Пудовкина, автором экспрессивного фильма «Рыбачьи суда» (1929 год) и одним из создателей «The Empire Marketing Board Film Unit» (EMB) — так называлось маленькое, но гордое сообщество английских документалистов, придуманное  Грирсоном  и сэром Стефаном Таллентсом.  Грирсон  сразу понял, насколько интересным может быть сотрудничество Флаэрти с «EMB».

К этому моменту юное сообщество уже могло похвастаться кое-какими достижениями. Сейчас в это трудно поверить, но тогда бытовало мнение, что киноиндустрия в Британии неперспективна, потому что в классическую британскую погоду ничего толком снять нельзя. Энтузиасты EMB из экономических соображений снимали в любую погоду, не дожидаясь «правильной», — и умудрились получить хорошие результаты. Таллентс писал: «Осталось только разрушить убеждение, что промышленная жизнь Британии и ее серая городская атмосфера никогда не появятся на экране». Опыт Флаэрти пришелся ко времени.

Для того чтобы режиссер немного освоился в чужой стране и чуждой фактуре,  Грирсон  пристроил его к Бэзилу Райту, который снимал фильм про молочную промышленность Девоншира. Райт так сформулировал свое впечатление от сотрудничества с Флаэрти: «Он никогда не говорил: „Смотри, какая красота, ты должен это снять!“ Но он говорил об игре света на поляне, в лесу или на горизонте, или о движениях лошадей или коров, или даже об извивах тропинки между изгородями, открывающих наполовину фронтон дома. Почти невозможно передать, как он видит вещи и как он, часто вполголоса, пересказывает это тебе. …Я никогда больше не встречал человека с таким видением».

В Англии Флаэрти сделал совместно с  Джоном   Грирсоном  фильм «Индустриальная Британия». Для него в этой работе непривычным было все: и необходимость представить спонсорам сценарий до начала работы (Флаэрти никогда не знал заранее, каков будет сценарий, так что и тут, несмотря на все попытки, ему не удалось представить ни строчки), и зависимость от жестких сроков и лимита пленки. Да и снимал он совершенно иначе, чем  Грирсон .

Флаэрти восхищало все, «что приходилось изобретать, выдумывать, создавать. Для него не имело значения, большое это или малое. Однажды, когда я зашел к нему, он положил мне на руку странную маленькую безделушку. Я спросил, что это такое. „Это шпулька для ниток!» — сказал он ликующе" (Д. У. Гриффит). Поэтому он готов был днями и неделями наблюдать за гончарами и стеклодувами через неподвижную камеру, стараясь не пропустить никаких мелочей, — и зрителю предлагал делать то же самое.  Грирсон  же предпочитал ракурсную съемку и энергичный монтаж по принципу столкновения форм, объемов и проч.  Грирсон  снимал кино быстро и дешево. Флаэрти большое количество пленки тратил только на пробы, материал, эскизы к будущему фильму. И когда деньги кончились и  Грирсон  объяснил это Флаэрти, тот ответил, что он вообще-то только начинает снимать. Что было делать  Грирсону ? Сделать фильм самому. Уже существовали прекрасные двенадцать тысяч футов материалов, снятых Флаэрти.  Грирсон  отправил Бэзила Райта снимать морские суда и летающие лодки (flying boats), Артура Элтона — угольную шахту, и т. д. и смонтировал все уже сам.

Кино получилось про «человека и машину». Прекрасного человека и прекрасную машину. И их органичный симбиоз, превращающий скучное производство в настоящую поэзию. От Флаэрти в этом фильме было искреннее наслаждение процессом рождения вещи: вертящегося гончарного круга, ловких манипуляций стеклодува. Английский режиссер Пол Рота обратил внимание на то, как камера «поразительно предвосхищает движения рук мастера, формующего глину, как кинокамера оказывается всякий раз прямо перед каждым движением». От Флаэрти же было напряжение крупных планов и светотень пейзажей.  Грирсон  добавил экспрессивно снятые индустриальные массивы, монументальные панорамы и монтажный темп. Получилось кино ритмичное и при этом несуетливое, масштабное и одновременно душевное. Суховатый закадровый текст, который написал  Грирсон , актер Дональд Калтроп прочитал весьма эмоционально, подбор музыки получился романтический, с упором на возвышенность — к примеру, бетховенская увертюра к «Кориолану», правда, перемежающаяся тяжелым звуком работающих механизмов. Получилась Индустриальная Британия «с человеческим лицом». Но все же это был не вполне Флаэрти.



Грирсон и его школа


29 февраля в 20-00

Зеленый зал кинотеатра «Художественный»
(пл. Арбатские ворота, д. 14, м. «Арбатская»)

Стоимость билетов – 70 руб.

Более подробную информацию можно получить:
8-915-155-4764 – Мила Космочевская

В продолжение дискуссии о фильме "Гагаринленд" - разговор Владимира Козлова с Отаром Иоселиани, который можно послушать здесь.

Tags: Анонс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments